Top

Книга Гуруджи — отрывок 6: Грэм Нортфилд

YogaWorks / Интервью  / Книга Гуруджи — отрывок 6: Грэм Нортфилд

Книга Гуруджи — отрывок 6: Грэм Нортфилд

MatsyendrasanaГрэм Нортфилд начал практиковать йогу в Австралии, узнав о том, что страдает редким заболеванием позвоночника. Он прошел обучение на медсестринских курсах, после чего уехал на Шри Ланку. Там Грэм познакомился с матерью Хизер Прауд, которая обратилась к нему с просьбой осмотреть ее дочь, находившуюся в Майсоре. Отправившись в Майсор, Грэм повстречал Гэри Лопедота, который и представил его Гуруджи.

Я часто слышал, как Гуруджи говорил, что учит настоящей, исконной аштанга йоге. Как вы считаете, действительно ли он был учителем истинной йоги?

С моей точки зрения, истинная йога — та йога, которую каждый может практиковать и учиться в процессе практики; таким образом, любая йога “настоящая”, если вы ее практикуете. Люди бывают разные, в том числе и по своим физическим возможностям; вот и школы йоги тоже существуют разные, чтобы каждый мог найти свою практику.

Как думаете, почему он преподает йогу, начиная именно с асан, третьей ступени аштанга йоги?

Потому что именно третья ступень является основой основ. Это та самая ступень, с которой каждый может начать и продолжить работать, так как каждый обладает телом. Человеческий ум — штука ненадежная, его очень легко смутить; но если ум может быть введен в заблуждение, то тело — нет. Работа с телом очень осязаема. Я считаю, что мы наделены телом для того, чтобы иметь возможность меняться, и работа с телом — наиболее прямой путь.

RajaKapotasana-iii
Гуруджи говорил “99 процентов практики, 1 процент теории”. Как вы понимаете эту теоретическую часть?

Один простой факт: если вы не занимаетесь, вся теория мира вам не поможет. В этом вся суть. Можно сколько угодно говорить, читать, изучать йогу, но если вы не практикуете, в этом нет никакого смысла. Для нас, западных людей, тем более важно включиться в практику и меньше думать, рассуждать и читать о ней.
Теоретическая часть — в том, чтобы научиться понимать свое тело; она в изучении своих ощущений, в осознании всех движений и привычек. Затем, в особенности если в практике есть неправильные или необязательные движения, которые можно скорректировать, эта работа перерастает в эмоциональную и психологическую пользу, и здесь, по моему убеждению, уже начинается духовная трансформация. А ум сам по себе — слишком ненадежен.

Насколько в йоге, которой учит Гуруджи, есть место семейной и общественной жизни?

Общество очень важно; не нужно превращаться в отшельника и жить в пещере для того, чтобы духовно развиваться. Практика должна быть включена в семейную и повседневную жизнь, в обычный рабочий ритм, в обычные жизненные трудности — во все, из чего состоит наша жизнь. Конечно, намного проще изолировать себя от всех раздражителей, чем полноценно существовать в этом мире со всеми вытекающими обстоятельствами. Это, в своем роде, постоянная проверка.

Как йога влияет на вашу повседневную жизнь? Что происходит после того, как вы заканчиваете практику?

Это постоянный вызов. Внезапно вы едины со своим телом, все мысли затихают — нет, так просто все не бывает. Это непрерывный процесс — день за днем, медленно приходить к осознанности. От состояния “отсутствия”, когда ваш разум уносит в сторону, возвращаться к себе, отпуская напряжения — физические и ментальные. Для нас, западных людей, самая большая сложность — сохранять осознанность непрерывно: в течение всего дня осознавать свое дыхание, свое тело, отслеживать каждый выдох, расслабляться. Это и есть ежедневная практика.

Что насчет движения от практики асан к пранаяме, пратьяхаре, дхаране, дхьяне и так далее? Как вы представляете этот процесс?

Через практику. Если вы практикуете последовательность вдумчиво, осознавая свое тело, то уже работаете с большинством этих аспектов. Это — в некотором смысле основа. Конечно же, есть и отдельные практики пранаямы и медитации, которые тоже можно практиковать. Но мне не кажется, что обязательно нужно делать и то, и другое, и третье. Некоторым более чем достаточно просто выполнять последовательность асан. Другие также занимаются и пранаямой, а некоторые — практикуют медитативные техники. Все эти практики идут вместе и дополняют друг друга, но, если честно, это скорее вопрос того, на что у вас есть время и силы.

Mulabandhasana-BТак в чем же смысл делать каждый день одно и то же?

Смысл в самонаблюдении; в том, чтобы все меньше и меньше отвлекаться, продвигаясь к непривязанности; в том, чтобы переставать оценивать день за днем уровень своего прогресса. Это практика принятия собственного состояния, день за днем. Принимая все, что происходит и ничего не оценивая, мы можем прийти к состоянию удовлетворенности. Как только мы допускаем оценочные суждения или сравнения относительно самих себя, мы эту удовлетворенность немедленно теряем.

Есть ли еще что-то важное, что мы с вами еще не обсудили?

Важно не забывать обо всех положительных эффектах, которые практика оказывает на наше физическое тело. Подчас мы думаем, что все это — о духовном развитии и прочих космических штуках, но на самом-то деле, здесь и сейчас, во многом практика йоги — про улучшение и поддержание здоровья, про поддержание тела в хорошей форме, про то, чтобы избегать больничной койки; она про то, чтобы уметь расслабляться, про то, чтобы уметь смягчить стресс от самой жизни. Это безумно важно, и это — здесь и сейчас. Йога обладает огромным терапевтическим потенциалом. Если бы больше людей практиковали йогу, в больницах было бы намного меньше пациентов, у врачей было бы меньше работы, да и вообще люди были бы гораздо счастливее. Весь мир мог бы быть совсем другим.

Перевод: Аня Ян
Вычитка: Яна Комарницкая

Excerpts from GURUJI: A PORTRAIT OF SRI K. PATTABHI JOIS THROUGH THE EYES OF HIS STUDENTS by Guy Donahaye and Eddie Stern. Copyright © 2010 by Guy Donahaye and Eddie Stern. Used by permission of North Point Press, a division of Farrar, Straus and Giroux, LLC.